От врага скрывались в окопах, в лесу…

Когда началась Великая Отечественная война, семья Анны Васильевны - мать, отец, три брата и сестра - жили в деревне Гринцово, в тридцати километрах от Смоленска.
- В первый же день войны отца мобилизовали. Старшему брату Ивану было 14 лет, младшему Коле - несколько месяцев. Мне шел двенадцатый год, - рассказывает Анна Васильевна. - В Смоленске в июне-сентябре 1941 года шли ожесточенные бои. Помню, когда бомбили город, мы, маленькие дети, сядем на пригорке на бревно и смотрим издали за сражением.
Так как Гринцово находилось недалеко от Смоленска, дети наблюдали, как в воздухе летали военные самолеты, велся обстрел с воздуха. Конечно, опасность была, что и в деревню попадет снаряд или упадет и взорвется подбитый самолет, но к счастью Гринцово это обошло стороной. Как рассказывает А. В. Бревнова, лишь однажды военный самолет упал на территорию деревни, но обошлось без разрушений и жертв.
Красной армии удалось дать отпор врагу, пусть и числом огромных человеческих потерь. Победа под Смоленском 10 сентября 1941 года сорвала дальнейшие планы немецкого командования, позволила выиграть время для организации защиты и обороны Москвы, которая была главной целью немецко-фашистских захватчиков.

Жили на чердаке, в конюшне

На пути к Москве, вражеские войска шли через район Кардымово, подошли к Гринцово.
- Немцы вошли в деревню через поле. Словно тень приближались все ближе к домам. От страха мы побежали в вырытые в земле окопчики. В одном нас схоронилось пять человек: мои братья и сестра, наша старенькая соседка. Мама с новорожденным Колей осталась в доме, - вспоминает труженик тыла.
Немецко-фашистские захватчики нашли этот окопчик, открыли заслонку. Дети спрятались дальше. Ближе к выходу была старушка. Словами "нах хаус" немцы выманили ее из убежища. Поняв, что фашисты не причинят вреда, следом вышли дети.
- В своем доме во время войны мы скрывали многих людей. Вот и перед приходом в деревню немцев у нас остановились два солдата-белоруса. Мать, предчувствуя неладное, переодела их в гражданскую одежду. Когда неприятель вошел в дом, начал задавать вопросы, мама сказала: "Мой пан". Поверив ей, немцы солдат оставили в покое. На следующий день белорусы осторожно покинули нашу деревню, - говорит А. В. Бревнова.
По воспоминаниям ветерана, немцы не бесчинствовали, не жгли территории, уходя. Конечно, прибыв в деревню, они подбирали себе подходящие дома, хозяев выгоняли из жилищ. Сельчане, бывало, семьями ютились в одной комнатке, на чердаке, в конюшне или уходили в лес. Сидели тихо, без еды и воды, но главное было то, что взрослых, стариков и детей немецко-фашистские захватчики не обижали.

Смерть ходила по пятам

- Одни немцы уезжали, приезжали другие. Сколько они жили в нашей деревне - не припомню. В отличие от финнов и поляков, бывало, даже куском хлеба делились. Давали возможность садить и убирать урожай, выделяли для этого нам небольшие участочки, - уточняет ветеран. - Зерно они не брали. Мы его сначала руками кололи, потом придумали что-то вроде жерновов. Намелем муку, испечем хлеб.
Недалеко от деревни протекала небольшая речушка, за ней в лесах прятались партизаны. В один из дней немецкие солдаты решили на них пойти. Для этого в поселении забрали всех лошадей, собрали детей (в их числе были братья Анны Васильевны - Сергей и Иван) и двинулись на партизан.
- В деревне родители переживали. Знали, что если начнется бой, немцы будут стрелять во всех без разбора, и могут все дети погибнуть. Но каково было счастье, когда один мальчуган из той группы прибежал в деревню, за ним следом - остальные, - радостным голосом, улыбаясь, рассказывает Анна Васильевна.
Это был не единственный случай, когда смерть ходила по пятам за жителями деревни. Совместное проживание в одном доме с врагом - не предсказуемо. Зимой после снегопада всех - от мала до велика, немецкие солдаты заставляли убирать снег на улице. Также собирали молодых девушек, отправляли в лес, где был организован склад оружия и боеприпасов.
- Зачем и куда нас ведут, - никто не знал, немецкий язык мы не понимали. Когда строем нас повели в лес, матери плакали. Не знаю из-за чего, но вскоре нас отпустили. Бежали в деревню мы быстрее молнии. Помню, мы, молодые девчонки, на одном берегу реки стоим, на противоположном - родители, машем друг другу, плачем от счастья, что живы, - вспоминает труженик тыла.
Когда немецкие солдаты покинули деревню, жители вздохнули с облегчением. Но если посмотреть вокруг, в деревне царила разруха: скотины не было, лес уничтожен, продовольственные запасы исчерпаны. Сельчане питались травой, мерзлую картошку из земли выкапывали. А тут еще близлежащие деревни объединили в колхоз, чтобы оказывать продовольственную помощь фронту.
- Хлеб, картошку предстояло растить, а лошадей немцы всех забрали. Пахали на быках, но те не слушались, поэтому впрягались сами. Сейчас, вспоминая, смеемся, а тогда было не до смеха, одни лишь слезы, - вздыхая, произносит А. В. Бревнова. - Отец мой после войны вернулся домой. Участвовал в боях за Москву, дошел до Берлина. В одном из сражений его ранило. Умер бы в канаве, если бы не собачка. Она с собой привела санитаров, которые спасли отцу жизнь.
Большим горем для семьи стала смерть старшего ребенка - Ивана. Брат Анны Васильевны подорвался во время заготовки дров на мине, оставленной немецкими солдатами недалеко от деревни.

Мирная трудовая жизнь

Когда закончилась Великая Отечественная война, Анне шел шестнадцатый год. Девушка желала вырваться из деревни, однажды случай представился.
- Председатель сельсовета предложил мне и еще двум девушкам поехать сучкорубом на лесозаготовку, обещал через полгода, когда вернемся, выдать пятигодичные паспорта. Такую возможность мы не стали упускать, поехали, - объясняет ветеран. - Работали в нечеловеческих условиях, но по возвращению нам действительно выдали паспорта. С ним все пути были открыты, но я осталась в деревне.
Девушка устроилась в ручную пекарню в поселке городского типа Кардымово, к тому времени там трудился кочегаром отец Анны. Сначала девушка мыла полы, мешки с зерном таскала, вскоре ей доверили вымешивать тесто. Здесь же познакомилась со своим будущим мужем Анатолием.
- Брат Сергей служил вместе с Толей, уроженцем Камышлова, в армии. Однажды привез его погостить в нашу деревню. Во время того визита мне приглянулся парень, - говорит Анна Васильевна.
Вскоре Анна и Анатолий поженились, родился у них первенец Витя. Далее жизнь Бревновых продолжилась в Камышлове, потом - в Талице. В 1970 году Анатолий и Анна со своими детьми Виктором и Натальей приехали в Асбест.
- Когда жили в Камышлове, Анатолий ездил на курсы в Ленинград, после этого работал в военкомате, в Талице - в пожарной части. В Асбесте его назначили начальником Госпожнадзора, а я устроилась в пожарную часть завода АТИ диспетчером, - объясняет ветеран. - Было у нас две пожарные машины. Обслуживали свой район, также личный состав привлекали на тушение крупных пожаров в городе. Работала сутки через трое. Все время свободное посвящала детям, работе в саду.
Дети быстро выросли, время за работой и житейскими хлопотами прошло незаметно. Сегодня труженик тыла, ветеран Асбестовской пожарной охраны живет одна. Конечно, здоровье подводит 85-летнего ветерана, Анна Васильевна уже не покидает свой дом. Надежной опорой для ветерана остаются дочь, зять и два внука. Своего дорогого сердцу человека они окружают вниманием, заботой и любовью.

Д. БОРИСОВА.

2516

Оставить сообщение:

Рекламный баннер 970x90px 970na90
НАШИ ПАРТНЕРЫ