За героический труд

До армии Владимир Анатольевич успел закончить автошколу ДОСААФ и с тех пор не расставался с «баранкой» автомобиля. Вначале водительскую практику
приобретал в морской авиации на Дальнем Востоке, где служил матросом, а вернувшись домой пошел трудиться в асбестовское управление треста "Уралспецстрой". Он обучился всем водительским категориям, получил первый класс и считался на родном предприятии одним из самых квалифицированных работников.

Беда грянула внезапно. 26 апреля 1986 года случилась самая страшная катастрофа, которой еще не знало человечество. Через год, сразу после первомайских праздников, на ликвидацию ядерной аварии на ЧАЭС военкомат мобилизовал Владимира Рублева. Было ему чуть больше 30 лет.

Ликвидаторов, призванных в Уральский полк, направили в Златоуст Челябинской области, где они прошли краткосрочное обучение. Вскоре всех посадили в эшелон и привезли в населенный пункт, находившийся в 30 километрах от аварийного блока.

Каждый день людей возили на работы в зону радиоактивного заражения и обратно. Но у Владимира Рублева и еще нескольких водителей оказалась иная судьба. Грузовые автомобили с оборудованными для перевозки пассажиров кузовами, на которых они работали, сразу подверглись радиоактивному облучению. Такие машины, а вместе с ними и водителей, не выпускали из зоны отчуждения.

Жили Владимир и его товарищи на втором этаже заводской столовой, считавшейся, если так можно сказать о территории, располагавшейся в самом очаге заражения, одним из чистых мест. Помещение, словно аквариум, было полностью герметизировано. Периодически в нем производилась дезактивация. Но все это были только полумеры.

Начинал свой рабочий день Владимир Рублев с того, что стелил в кабине автомобиля мокрую мешковину, не дававшую подниматься вверх радиоактивной пыли. Даже в 30-градусную жару стекла в его машине были плотно закрыты. Защищались от радиации "лепестком" на лице и минеральной водой, которую пили, а также ею умывались, чистили зубы. Вот и все средства.

Каждое утро он подъезжал к огромному мосту через реку, считавшуюся границей зоны отчуждения. Машины, привозившиели квидаторов, останавливались на противоположной стороне моста. А люди пешком как можно быстрее пересекали гидротехническое сооружение протяженностью 850 метров, так как здесь был очень высокий радиационный фон. Владимир всегда возил одну и ту же группу ликвидаторов, занимавшуюся дезактивацией открытого распределительного устройства.Они убирали и проводили захоронение зараженного щебня, на участке, где стояли трансформаторы, и начиналась высоковольтная линия электропередач.

Работы приходилось вести в непосредственной близости от взорвавшегося энергоблока. В тот момент не был построен саркофаг, и всю картину атомной катастрофы ликвидаторы могли наблюдать в первоначальном виде: развороченный энергоблок, разбросанные повсюду радиоактивные осколки и рыжий лес, изменивший свою
окраску после аварии. 

Владимир либо ждал окончания работ в плотно закупоренной кабине автомобиля, либо доставлял в находившийся неподалеку могильник стоявшие повсюду легковые автомобили. Чтобы любители экстрима не похитили легковушки, считавшиеся в тот момент большой ценностью, их цепляли к грузовику, а затем в огромном
карьере раздавливали с помощью ковша экскаватора и засыпали землей.

В обеденный перерыв он вез людей в столовую, а после окон чания смены вновь доставлял к уже известному путепроводу, и люди обратно переходили через мост, покидая зону отчуждения. Так продолжалось в течение 20 суток. За это время, по официальной версии, Владимир Рублев получил радиоактивную дозу в количестве почти десять рентген.

Сколько было на деле - неведомо никому. Свой автомобиль он отвез на уничтожение в могильник и возвратился к месту расположения полка  ждать отправки домой.
Всего в районе Чернобыльской АЭС пришлось провести почти три месяца.

Это время не пошло на пользу здоровья ликвидатора. Вернувшись на родное предприятие, он через какоето время почувствовал, что ему трудно переносить нагрузки, связанные с дальними поездками. Получив добро у своего руководства, Владимир переучился на газоэлектросварщика. Об этой профессии, к слову, он мечтал с детства.

А состояние здоровья продол жало ухудшаться. Вначале он получил третью группу инвалидности и продолжал трудиться, затем вторую, которую приходилось периодически подтверждать. Но вскоре бессрочно стал инвалидом второй группы.

Пять лет назад ликвидатору вручили медаль ордена "За заслуги перед Отечеством" II степени. А совсем недавно митрополит Екатеринбургский и Верхотурский наградил Владимира и еще одного асбестовского ликвидатора Александра Смолина - архиерейскими грамотами. Сказаны в них проникновенные слова: "За ваш героический труд по ликвидации ядерной катастрофы". И лучше этих слов ничего не скажешь.

А. ВАСИЛЬЕВ. Фото из архива.

Подпись к фото: Владимир РУБЛЕВ (вверху, слева) с другими ликвидаторами после вручения государственных наград.

Послание в будущее

Сегодня в Екатеринбурге прошли памятные мероприятия, посвященные 30й годовщине со Дня ядерной катастрофы, случившейся на Чернобыльской АЭС.

Участие в них приняли все ликвидаторы последствий той страшной беды, проживающие на территории Свердловской области. Приехала и представительная делегация из нашего города во главе с председателем Асбестовского филиала Свердловской областной организации "Союз "Чернобыль" Александром КОНЕВНИКОВЫМ. Сотни человек собрались у памятника чернобыльцам, установленного у областного Дворца молодежи. Специально к юбилейной дате был подготовлен памятный камень. Под него участники митинга заложили капсулу с документами. Есть среди них фотоснимки с нашими ликвидаторами.
Это - послание в будущее. Вскрыть капсулу нужно через 20 лет в пятидесятилетие Чернобыльской беды.

После митинга прошло награждение ветеранов Чернобыля, состоялся концерт. От имени правительства Свердловской области теплые слова адресовал присутствующим и заместитель председателя правительства Свердловской областиВладимир Власов  союз чернобыльцев находится под его опекой немало лет.

3548

Оставить сообщение:

Рекламный баннер 970x90px 970na90
НАШИ ПАРТНЕРЫ