На войне, как на войне

Встал на защиту столицы

В ноябре Василию Горных исполнится 94 года. Он родился в деревне Измоденово Белоярского района. Как и водится на селе, рано приучился к тяжелому труду. Окончил всего два класса, подростком работал в колхозе, достигнув совершеннолетия, поступил токарем на чугунолитейный завод, который в поселке действовал от областного центра.

Осенью 1941 года, когда ему должно было исполниться 19 лет, пришлось бы служить в армии. Но грянула Великая Отечественная война. Завод срочно начал перестраиваться на выпуск военной продукции. Парень получил бронь и хотя несколько раз обращался в военкомат, на фронт его отправили только поздней осенью.

Страшное испытание пережила страна в первый год войны. Фашисты уже осенью дошли до столицы нашего государства. Завязались кровопролитные бои за Москву. Неудивительно, что на ее защиту требовались все новые и новые силы. После краткосрочных курсов красноармеец Василий Горных был зачислен в 146-й лыжный батальон, участвовавший в обороне Москвы. Об этом есть запись в аналоге военного билета - Красноармейской книжке, которую ветеран бережно хранит.

Батальон оказался мобильным военным подразделением. Его бойцы активно участвовали в обороне столицы, ходили в атаки, а когда на фронте наступало некоторое затишье, их направляли на сбор разведывательных данных. Так продолжалось несколько месяцев.

В конце зимы 1942 года батальон в очередной раз подняли в атаку. "Летучая" пехота - лыжники - сопровождали атаку советских танков. Василий Горных, сильно отталкиваясь палками, бежал рядом с танком Т-34. И вдруг – ослепительная вспышка, которую он не забудет никогда. Вражеский бронебойный снаряд угодил в танк.

Одновременно он почувствовал сильные удары в плечо и щеку. Его ранило осколками. Сразу онемела рука, перестал слушаться язык. Раненого бойца отправили в эвакогоспиталь № 1895.

Врачи потом говорили, что ему повезло, в рубашке родился. Ранения тяжелые, но обошлось без серьезных последствий. И через несколько месяцев он вновь вернулся на фронт.

 

На нейтральной полосе

К тому времени боевые действия хотя и откатились от самой столицы, но Москва по-прежнему оставалась недалеко. В свой лыжный батальон Василий Горных, конечно же, не попал. Но, возможно, на его распределение повлиял тот факт, что на прежнем месте службы он ходил в разведку. Так или иначе, но его направили в подразделение разведчиков. И начались полные опасностей будни.

Разведчикам нередко приходилось ходить в тыл врага. Тем временем готовилось очень крупное наступление на неприятельские позиции. О нем не говорят, но бывалые фронтовики узнавали об этом по своим приметам.

В тот момент командованию понадобился вражеский "язык". Для верности за ним направили группу из 12 человек, в которую попал и Василий Сергеевич.

- Нейтральную полосу мы преодолевали глубокой ночью, - вспоминает Василий Горных. - Здесь лежало много убитых людей. Приходилось осторожно отодвигать трупы или переползать через них. Из-за подобных действий трупный запах резко усиливался, а ветер дул в сторону фашистских позиций. Сейчас мне трудно сказать, в чем причина. В общем, то ли по трупному запаху, то ли заметив какое-то шевеление, но только немцы почуяли неладное и внезапно начали сильный обстрел нейтральной полосы.

Василий Горных полз впереди, рядом с командиром группы, и от огня не пострадал. А вот шестерых бойцов, ползших позади всех, накрыло точным попаданием. В одночасье группа сократилась вдвое. Но приказ есть приказ, и даже меньшим составом его необходимо выполнять. Преодолев нейтральную полосу, бойцы затаились рядом с вражескими позициями. Вступать в открытый бой с превосходящими силами врага - самоубийство. Приходилось терпеливо ждать.

Им повезло даже больше, чем они рассчитывали. Из блиндажа вышел фашист в офицерской фуражке и отправился в ближайший лесок. Как полагали сами разведчики, решил сходить по нужде. Разведчики скрутили его в один миг так, что он и пикнуть не успел.

Возвращение к своим оказалось даже опаснее, чем на чужую сторону. Встревоженные случившимся фашисты почти беспрерывно обстреливали нейтральную полосу. Но разведчики маскировали свое передвижение, как могли, и заметить их было просто невозможно.

Как позже им удалось узнать – немецкий офицер дал ценные сведения, и те, кто его доставил, от похвал товарищей и командования чувствовали себя героями.

 

И вновь - ранение

Но на войне - как на войне. Один раз - чудом повезет, а в другой - беда может случиться на ровном месте. Так и произошло в один из рейдов в тыл неприятеля. На пути разведчиков внезапно появился неприятельский солдат и, не задумываясь, пустил очередь из автомата. Откуда он взялся, понять так никто и не смог.

Ответной очередью врага тут же срезали, но было поздно. Немецкий автоматчик прошил обе ноги Василию Сергеевичу, перебил кости. Одна нога у него и вовсе болталась, как у тряпичной куклы.

Какие муки он пережил, пока товарищи тащили его на советскую сторону, и говорить не приходится. Но испытания еще только начинались.

В полевом госпитале он сразу оказался на операционном столе. Трое врачей в масках громко обсуждали его судьбу. В те времена не миндальничали с тяжелоранеными, при них говорили такое, что в мирное время у человека волосы дыбом бы встали.

- Лежу я на операционном столе, - рассказывает Василий Сергеевич, - а двое медиков настаивают - отрезать ему, мол, ноги в месте ранения в области щиколоток. Тогда и угрозы гангрены не будет. И никто меня о моей судьбе не спрашивал. К счастью, третий врач, сказал: "Парень молодой, организм у него сильный. А раны не грязные. Обработаем их, возьмем в гипс и дело пойдет на поправку". Спасибо ему, что проявил трезвый подход, а то всю жизнь быть бы мне калекой.

Все получилось так, как и предсказывал тот врач. Дело у Василия пошло на поправку. Его молодой организм справился. Но о возвращении на фронт даже речи быть не могло. Уралец с огромным трудом мог передвигаться на костылях. Его служба по ранению закончилась после года участия в боевых действиях.

Дома искалеченного солдата встретила мать. Не было дня, чтобы она не молилась Богу о спасении сына от гибели. До самой своей кончины мама была уверена, что ее молитвы помогли выжить Василию.

 

Как мог, приближал Победу

Искалеченные ноги никак не хотели заживать. Но и оставаться дома у Василия Сергеевича не было сил. И как только он смог вместо костылей ходить с помощью палочки, сразу вернулся на родной завод. Здесь продолжали выпускать гранаты для фронта. Василий Горных точил для них самую важную часть - запалы, благодаря которым гранаты взрываются. По мере своих сил он продолжал приближать День Победы. И он наступил в мае 1945 года.

А еще через два года Василий Горных вместе с женой перебрался в поселок Малышева. Малышевского рудоуправления еще не было, а вот шахта по добыче бериллия в поселке Изумруд существовала. Здесь же находился сверхсекретный химический цех. Изготавливали на нем сверхпрочные металлические чурки из сплавов, сделанных с добавлением бериллия. Для военно-промышленного комплекса страны они оказались настолько востребованными, что за ними регулярно прилетал вертолет.

В шестидесятые годы цех закрыли, и наш герой перешел на работу вначале забойщиком ручной добычи изумрудов и бериллия в карьер Малышевского рудоуправления, а позже по этой же специальности - в шахту.

 

Награда нашла героя

Война напомнила о себе Василию Горных еще раз в 1968 году. В Асбестовский военкомат из центрального архива Министерства обороны СССР поступил орден Славы III степени. Как оказалось, командование не только на словах благодарило разведчиков за поимку ценного "языка", но и представило участников группы к государственным наградам.

Свой орден Василий Горных получить не успел и даже не знал, что его к нему представили. Вручили награду ему в поселковом Дворце культуры при полном зале.

Оглядываясь назад, Василий Сергеевич нередко вспоминает и фронтовые, и трудовые будни. В том, что свою жизнь прожил не зря, убеждает и тот факт, что у него шестеро детей, 12 внуков, 18 правнуков. Трех правнуков он успел женить, и теперь у него есть три праправнучки. Вот такая огромная и дружная семья.

Никто из них не забывает главу рода, часто приходят в гости, помогают, чем могут. Впрочем, несмотря на почтенный возраст, Василий Сергеевич сам ухаживает за собой, не теряет бодрости духа.

20 лет назад он потерял верного спутника жизни - свою супругу Валентину Дмитриевну. И в память о ней бережно ухаживает за комнатными цветами, которые она так любила.

Святой остается для него и другая память - о солдатах-освободителях, с которыми плечом к плечу сражался в годы Великой Отечественной войны. И потому традиционно возглавляет со знаменем, символизирующим День Великой Победы, парад, проходящий в поселке 9 Мая.

В. СИНЯВСКИЙ. Фото автора.

(«АР», 06.08.16)

2273

Оставить сообщение:

Рекламный баннер 970x90px 970na90
НАШИ ПАРТНЕРЫ